По поводу отчетов судей об охотничьих выставочных собаках


В начале ХХ века под редакцией С.Т. Павлова выходил пользовавшийся заметной популярностью среди любителей охоты, и особенно охотничьих собак, журнал «Семья охотников». В нем постоянно сотрудничали такие известные в охотничьем мире люди, как В. Баснин, И. Бровцын, С. Бутурлин, А. Ивашенцов, С Кареев, В. Мамонтов, М. Менделеева, Н. Пахомов, А. Столяров, К. Сумарокова, Н. Яблонский и др., что придавало изданию большой авторитет. В апреле 1912 года, 90 лет назад, в журнале была опубликована передовая статья, выражавшая, по-видимому, мнение редакции: «По поводу отчетов судей об охотничьих выставочных собаках», подписанная ехидным псевдонимом Я.Д. Выводы автора этой заметки, возможно, представляют интерес и сегодня. Перепечатываем статью с исправлением устаревшей орфографии.

Когда едешь где-нибудь в уездной глуши и путь пересекает линия узкоколейной железной дороги, взгляд невольно останавливается на придорожном столбе с надписью "Берегись поезда"…

Всякий раз, когда мне приходится читать в наших охотничьих журналах и "органах" отчеты и заметки по поводу выставок "породистых и охотничьих собак", я невольно вспоминаю эту надпись, но ставлю вместо "поезда" слово "выставка".

В самом деле, что это: недоразумение, мода или еще что-нибудь, не поддающееся оценке скромного среднего человека? Читаю, например, такие строки: "Рафт, Ренан, Родерик – совсем плохи, для работы они и годны и кровей рабочих, но только для работы, а для выставки они безнадежно плохи". На мой взгляд (да и на мой ли только?) тут какое-то недоразумение, проистекающее из непонятого или неразрешенного вопроса о том, что именно должна представлять из себя охотничья собака на выставке и каким именно требованиям она должна удовлетворять, чтобы получить право на почетное название "охотничьей собаки", а не собаки вообще, как хотя бы и симпатичного, но все-таки просто четвероногого животного.

Все мы знаем, каких долгих, упорных и непрерывных трудов стоит развитие у породистой собаки необходимых ей полевых свойств, все мы знаем, как трудно, путем целого ряда приемов, отбросить все то, что ухудшает собаку, и привить то, что ей необходимо. А между тем на "выставке" нам говорят, и говорят спокойно, властно, уверенно: "Ваша собака для выставки не годна, идите, работайте с ней, для этого она годна". Странно! А для меня просто непонятно. Получается нечто противное здравому смыслу. Охотнику нужна собака, собака с чутьем, силой, стойкой, послушанием, понятием, выносливостью, а главное со страстью к охоте. Такого животного, обладающего всеми этими качествами, охотник добивается, тратя иногда на это большие деньги, а рядом с ним на "выставке" некий Х "выставляет" собаку, у которой, у которой «в движении полная гармония ног с посадкой корпуса», "псовина роскошная", "плечо закруглено", "во лбу череп сжат", но… чутье атрофировано, охотничьей страсти нет, холода не переносит, от дождя дрожит, к натаске не способна. Скажите, пожалуйста, для какой цели, кому и для чего нужна эта собака? И объясните, почему именно ее, а не ее собрата возводят в ранг выставочного лауреата? Ведь из поколения в поколение лежать на подушке, в тепле хозяйского помещения, на прогулке с цепью на шее и не дальше ста шагов от хозяйского кабинета – это одна статья, а быть хорошей охотничьей собакой – это статья иная. Казалось бы, по логике вещей надо было поставить вопрос обратно и при этом сказать (про "лауреата"): "Вот посмотрите, до чего можно довести в смысле полной непригодности животное хороших кровей и задатков, смотрите и поучайтесь и знайте, чего не надо делать, чтобы не испортить благородного охотника-собаку". Ведь эти "лауреаты выставок", кроме вреда, ничего не приносят. Непосвященный в дело охотник среднего состояния думает: "А такой-то Пуль-Томп получил на выставке золотую медаль! Значит надо щенка приобретать именно от него, а не от Томп-Пуля, которого на выставку даже не выставили, так как он "невыставочный". Покупается щенок от "лауреата" и в конце концов охота сама по себе, собака сама по себе, а ее хозяин-охотник и без собаки, и без охоты. Единственное, чем он может утешаться, это сознанием, что у его пса "премированный отец"!

Охотник! Согласись, что этого мало. "У вашего пса лапа широка, шея коротка и, вот видите!, на задней правой ноге пятно очень густо и посажено где-то высоко". "Да помилуйте, он с анонсом, у него чудное чутье, я успеваю отдохнуть на пне, а он все стоит на мертвой стойке". "Да, все это так, но только собака ваша невыставочная". Значит, я могу заключить, что для выставочной собаки требуется только экстерьер. Ну, виноват! Тут мы входим в такую область, где все – решительно все – условно. Венера Милосская есть законченное творение человека, но никто не лишен права сказать: "Ну, а я нахожу в ней целый ряд недостатков", - и начнет доказывать правоту своих слов. И возможно, найдутся люди, с ним согласные.

Если вы выставляете "красивых собак", то так и называйте сами выставки, тогда мы и будем говорить об "условностях". Если же выставляются охотничьи собаки, то и будем выставлять тех, которые "работают", "годны для работы" и "безукоризненны в работе". – Я.Д.

Источник: "Друг", № 3, стр. 47, 2002



Тем временем в интернете: ;